Трамвай
^

Подробности о фильме «Земля мертвых»

03.08.2005

О ПРОИЗВОДСТВЕ ФИЛЬМА

 

Для множества поклонников этого проекта эволюция современного фильма ужасов – горючей смеси страшных эпизодов и скрытого социального смысла – началась с независимого черно-белого малобюджетного фильма 1968 года. В нем рассказывалась история группы напуганных путников, спрятавшихся в изолированном деревенском доме от плотоядных зомби. Фильм назывался «Ночь живых мертвецов». Автором сценария и режиссером этой новаторской картины был 28-летний Джордж Ромеро. Он же был оператором, участвовал в монтаже и даже снялся в небольшой роли журналиста. Шествие картины по экранам было воистину триумфальным. В 1999 году «Ночь живых мертвецов» была включена в национальный регистр фильмов США. Это было рождением жанра.

 

«Я всегда считал себя парнем, которому повезло быть режиссером, и который живет в Питтсбурге, - отмечает Ромеро. – Я благодарен зрителям за растущий интерес к моим фильмам. Для моих поклонников я своего рода Панчо Вилла, всегда под светом софитов. Но все фильмы, которые я сделал – это мои дети, и я очень надеюсь, что в них есть профессионализм, который нравится людям. Мои фильмы смотрят до сих пор, и я не могу объяснить, почему. Наверное, отчасти из-за того, что я жуликоватый парень, но может быть, и потому, что это интересно людям – в моих фильмах что-то есть, что-то такое глубинное».

 

Ромеро продолжал использовать фильмы о зомби как призму (хотя и страшноватую), при помощи которой он исследовал текущие общественные проблемы. Речь идет о его фильмах «Рассвет мертвецов» (1978) и «День мертвецов» (1985). С момента выхода на экраны третьего фильма Ромеро прошло двадцать лет – и теперь режиссер возвращается к созданному им жанру.

 

«Своим фильмом «Ночь живых мертвецов» я создал нечто непредсказуемое, - замечает Джордж Ромеро. – Я хотел отразить социополитический климат разных эпох. Сюжеты похожи друг на друга, но действие происходит в разные эпохи. Это необычный образный ряд, но мне нравится то, что я сумел сделать свои фильмы современными».

 

«Действие «Страны мертвецов» происходит в опустошенном мире, - продолжает режиссер. – В нем нет электричества, за исключением тех мест в городе, где люди пытаются продолжать жить нормальной жизнью. Это их ошибка… это восходит к идее игнорирования терроризма и других общественных проблем, которые стучатся к вам в дверь. Они думают: «Если мы не будем об этом думать, все будет нормально». Они формируют свои маленькие цивилизации, поворачиваясь спиной к внешним проблемам. Мой фильм именно об этом. Протагонистами являются те, кто должен делать вылазки на темную сторону мира, чтобы обеспечить себя и других едой и другими нужными вещами».

 

Продюсер Марк Кантон вспоминает о процессе возникновения проекта. «Я всегда испытывал к Ромеро величайшее уважение, и наши пути много раз пересекались. Прошлым летом я обедал с агентом Джорджа, который сказал мне, что у Ромеро есть готовый сценарий. Я прочитал его за один вечер, позвонил ему на следующее утро и сказал: «Делаем». Буквально через несколько часов после того, как мы заявили об этом, компания Universal, имевшая успешный опыт создания таких картин, сообщила, что она в деле. А компания Wild Bunch обеспечивала международный аспект проекта. Итак, решение было принято в июле, контракты подписаны в августе, а съемки начались в октябре».

 

Продюсер фильма и партнер Ромеро Питер Грюнвальд указывает на способности Ромеро к созданию сюжета как на еще один важный элемент успеха его картин. «Джордж прежде всего рассказчик. Так случилось, что ему нравится работать в жанре фильмов ужасов, но он потрясающий мастер стиля, и мне кажется, что он добился бы успеха в любом другом жанре. К Джорджу проявляло интерес множество студий, и многие его фанаты умоляли его сделать еще один фильм про зомби. Он очень лояльно относится не только к своим поклонникам, но и к этим фильмам, и ему не хотелось делать еще одну картину, не будучи уверенным, что он сделает ее хорошо, скажет что-то новое в этом жанре».

 

Продюсер Берни Голдманн – уроженец Питтсбурга (родного города Ромеро), и он всегда с уважением относился к режиссеру. Он обрадовался возможности поработать с Ромеро. «В последнее время появилось несколько фильмов с участием зомби, но их сделали режиссеры, которые только открывают этот жанр. А Джордж не только придумал этот жанр, он все время расширяет его границы и привносит в него что-то новое. В его картинах есть элемент классической научной фантастики. Кровь, смешные элементы, шутки, ужас – это все отражает сегодняшнее общество. Он таким образом поднимает стандарты жанра. Эта комбинация ставит его работу выше других произведений в этой области».

 

«Сердцевина работ Джорджа было поддержано этой мифологией, которая разрасталась с каждым следующим фильмом, - добавляет Кантон. – На этот раз живые мертвецы эволюционируют, вспоминают, каково это – быть человеком. Это уникальная особенность Ромеро».

           

КОГДА МЁРТВЫЕ ХОДЯТ: КАСТИНГ ФИЛЬМА

 

Подбирая съемочную группу и актеров, Ромеро оказался в выигрышной позиции по сравнению с 1960-ми годами, когда он был начинающим режиссером, снимавшим свой первый фильм о зомби. Теперь его репутация вполне сложилась. «Я имел возможность набирать именно тех, кого я выбрал – это происходит не так-то часто», - говорит он. Кантон соглашается с ним: «Возможность выбирать лучших актеров – потрясающий процесс».

 

Саймон Бейкер был первым претендентом на роль Райли, командира «Смертельного расчета» и главного героя сюжета. Кантон и Голдманн знали, как работает Бейкер, по своему фильму «Красная планета». «Они очень высоко его ценили. Он великий актер, идеально подходящий на эту роль, но он также и замечательный человек, - говорит Грюнвальд. – Он помогает поддерживать хороший настрой на площадке, и у него потрясающее чувство юмора».

 

Бейкер – австралийский актер, не слишком знакомый с работой Ромеро, но после просмотра всех его фильмов он с энтузиазмом откликнулся на его предложение. «Фильмы Джорджа, безусловно, созданы в жанре фильмов ужаса, но на самом деле он сам себе жанр. «Рассвет мертвецов» я посмотрел в 17 лет, и я прекрасно помню эту картину. Но остальные его произведения я знал не очень хорошо, пока мой менеджер не послал мне сценарий «Страны мертвецов». После встречи с Джорджем я вернулся домой и посмотрел всего его фильмы. И согласился. Я не мог не согласиться».

 

Встречу Ромеро с Деннисом Хоппером организовал Кантон, его давний друг. «Марк решил, что у меня много общего с Деннисом», - вспоминает Ромеро.

 

«Мне кажется, что «Ночь живых мертвецов» и «Беспечный ездок» – очень значительные фильмы 1960-х годов», - отмечает Кантон. Хоппер легко согласился на роль Кауфмана, лидера «Фиддлерс Грин», места, где живут привилегированные люди.

 

Хоппер считал своего героя исполнительным директором – человеком, который отвечает за безопасность обитателей «Фиддлерс Грин». «Я играю не плохого человека – и мне кажется, что он сам себя не воспринимает как плохого человека. Он выстроил ограждения, чтобы люди чувствовали себя в безопасности; он нанял охрану и платит за ее обучение. Он заботится о том, чтобы люди на улице были постоянно заняты играми и торговлей. Он делает все, что в его силах».

 

На роль Слэк, бывшей проститутки, которая стала бесценным членом команды Райли, Ромеро выбрал Азию Ардженто. «Я всегда был уверен, что на эту роль подходит Азия, - говорит режиссер. – Я давно ее знаю: ее отец, итальянский режиссер Дарио Ардженто, помогал финансировать и продюсировать мою версию «Рассвета мертвецов». Я подумал, что будет очень здорово взять ее на эту роль», - говорит Ромеро.

 

Ардженто снялась в трех фильмах ужасов своего отца, ведущего итальянского режиссера в этом жанре. Она говорит о Ромеро как о «боге. Я была очень польщена, когда Джордж позвал меня на фильм. Я его поклонница с восьми лет – когда впервые увидела «Рассвет мертвецов». Я выросла на его фильмах, они очень много значат для меня. Из-за того, что я в раннем детстве испытала такой ужас, я выросла более смелым человеком. В зомби есть что-то очень трогательное. А страх воскресших мертвецов – очень древний страх», - признается Ардженто.

 

Ромеро уже работал с Робертом Джоем над фильмом «Темная половина». В новой картине ему была предложена роль Чарли, защитника и друга Райли. Джой легко согласился: «Джорджу нравится работать с актерами – все ваши начинания подстегивают его воображение и делает сотрудничество богатым. И мне очень приятно работать с Джорджем. Но первая наша совместная работа не была фильмом про зомби, поэтому я особенно обрадовался перспективе нового сотрудничества».

 

Близкая дружба Чарли и Райли началась, когда Райли спас его жизнь. «Чарли чувствует, что он будет защищать Райли до самой смерти. Это самая суровая форма верности, потому что Чарли действительно готов отдать свою жизнь за Райли», - говорит Джой.

 

«Мне кажется, что сам персонаж по имени Чоло был создан под Джона Легуизамо, - признается режиссер. – Люди, которых сыграл Джон – несколько жуликоватые, но при этом очень симпатичные. Мне еще казалось, что он привнесет в картину юмористическую струю». В ходе кастинга выяснилось, что Легуизамо – большой поклонник Ромеро, так что он был просто обречен сыграть эту роль.

 

Прочитав сценарий, актер пришел в восторг от его многоплановости. «Там есть политическая подоплека, хорошо прописанные персонажи, действие, конфликт и расизм. Мой персонаж ненавидит себя и хочет занять место Райли. И потом, там есть мир Кауфмана, правое крыло, консервативное и богатое. И еще там есть зомби», - говорит Легуизамо.

 

«В конце концов у нас подобрался изумительный актерский состав, благодаря их страстному желанию работать с Джорджем, - замечает продюсер Голдманн. – Мы словно черпаем из бездонного источника его талантов, и все актеры хотят пройти через работу с Ромеро».

 

После подписания контрактов Бейкер, Ардженто, Джой и Легуизамо начали тренировки с оружием. Кроме этого, Легуизамо должен был научиться ездить на мотоцикле. Ардженто выучилась боевым искусствам, боксу и поднятию тяжестей, для сцены, где ее героиня сражается с двумя зомби в цепях.

 

По мере эволюции Ромеро как режиссера в жанре хоррора его зомби превратились из спотыкающихся безмозглых созданий в существа, которые учатся мыслить, планировать и организовывать. Как только Большой Папочка (Эжен Кларк) решает оказать сопротивление, он становится гальванизирующей силой в рядах других зомби, начинает атаку на город, и в ряды его армии вливаются все новые и новые мертвецы. Какова их негласная цель? Возмездие.

 

Как только было объявлено о том, что Ромеро делает очередной фильм, офисы продюсерских компаний стали осаждать желающие сыграть зомби – и не только актеры. Эдгар Райт и Саймон Пегг (чей фильм «Шмон мертвецов» был восторженной данью шедеврам Ромеро) совершили паломничество на съемочную площадку, чтобы появиться в массовке как фотозомби. Гример Том Савини (который отвечал за внешний вид первых зомби в ранних фильмах Ромеро, а теперь сам стал актером и режиссером) тоже снялся в роли одного из призраков.

 

СТРАННАЯ НОВАЯ ЗЕМЛЯ: СОЗДАНИЕ МИРА РОМЕРО

 

Специалист по гриму Грег Никотеро (работающий в паре с Говардом Бергером, оба из группы KNB EFX) получил свою первую работу как раз у Ромеро, в фильме 1984 года «День мертвецов», под руководством Тома Савини. Затем он стал одним из ведущих специалистов киноиндустрии по гриму. Никотеро очень обрадовался возможности поставить свой копирайт на культовых персонажей Ромеро. «Это просто удивительно, учитывая, что я начал свою карьеру на фильме Джорджа Ромеро, - говорит он. – У меня появилась возможность применить все, чему я научился за двадцать лет, к новому фильму Джорджа про зомби».

 

Ромеро, Грюнвальд и Никотеро часами обсуждали то, как должны выглядеть зомби. «Мы хотели убедиться в том, что у них будет свежий вид и что они будут отличаться друг от друга, - объясняет Никотеро. – Если, конечно, эти термины можно применять к ходячим мертвецам». Художник чувствовал, что он должен добиться того, чтобы зомби отличались от своих «товарищей» по другим фильмам прошлых лет. «Есть фильмы, где зомби движутся со скоростью 150 километров в час, и их совсем не видно. У Ромеро зомби движутся медленно, камера задерживается на них надолго. Так что каждый зомби должен выглядеть просто потрясающе».

 

«Грим Карлоффа в «Франкенштейне» поражал воображение, - добавляет Ромеро, - но это был грим одного человека. Никотеро и его команда должны были делать то же самое до пятнадцати раз в день, гримируя основных персонажей-зомби, тех, кто все время появляется перед камерой».

 

Использование радиоуправляемых «живых» голов дало Ромеро большую гибкость в разработке трюков. Варьируя степень разложения, Никотеро смог добиться большего разнообразия в массовых сценах.

 

Никотеро утверждает, что видел все фильмы с участием зомби. Его знакомство с жанром и любовь к нему заставили его довести внешний вид зомби до совершенства, отдав дань фильмам прошлого и одновременно сделав их уникальными. Одной из его новаторских находок было изменение глаз зомби. «Каждый актер, играющий зомби, носит контактные линзы, которые делают его глаза мертвыми». Безжизненный взгляд в сочетании с нетвердой походкой и разными степенями разложения, усиливают ощущение, что они действительно возвращаются к жизни. Кроме макияжа лица и тела, большое значение придавалось их прическам: поскольку зомби «живут» на улице в любую погоду, им делали спутанные, свалявшиеся парики.

 

Грим для таких ведущих персонажей-зомби, как Большой Папочка, Девятый и Тамбурин, был сделан с учетом черт лица актеров, чтобы добиться максимальной реалистичности.

 

«Джордж не хотел использовать компьютерные эффекты в том, что касается зомби. Мы добивались того, чтобы грим казался живым», - отмечает Никотеро. В самые напряженные съемочные дни Никотеро и его команда отвечали за сотню отдельных зомби. Наложение тончайших латексных накладок на ведущих зомби занимало по два часа. В массовых сценах актеров экипировали фальшивыми щеками, зубными протезами, подбородками и другими частями лица, раскрашенными гримерами. Использовались также маски и парики. Результатом стала поистине ужасающая толпа живых мертвецов.

 

Как Ромеро справлялся с этими толпами? «Невозможно объяснить зомби, как они должны двигаться. Если бы я сделал это, сотня людей двигалась и стонала бы одинаково. Я говорил им: «Вы – мертвецы, вы закоченели». И я попросил их использовать их воображение. И все получилось. Некоторые слегка переигрывали, но большинство выглядело просто потрясающе».

 

Мир, в котором происходит действие «Страны мертвецов» - это мир после чумы, ближайшее будущее. Несколько бизнесменов создали город своего воображения – где богатые живут в раю, а все остальные – в аду. Мир за пределами города, как нетрудно догадаться – это пустыня, населенная живыми мертвецами. «В сюжетах Джорджа замечательно то, - отмечает продюсер Голдманн, - что он, подобно лучшим фантастам, создает развитую и убедительную мифологию. Скажем, все знают, что единственный способ убить зомби – это уничтожить его мозг. Это убедительно, потому что имеет параллели с реальным миром». Перед оператором Мирославом Базаком и художником-постановщиком Арвом Грейвалом стояла задача транслировать видение мира, свойственное режиссеру, в кинематографическую реальность.

 

Грейвал решил, что действие «Страны мертвецов» должно происходить в знакомом мире, который, тем не менее, словно отошел от реальности на один шаг. «Я взял за основу концлагерь, где людей, с одной стороны, охраняют, а с другой, лишают свободы», - объясняет Грейвал. Из-за этого обитатели города страдают развивающейся паранойей. Хаос, при котором обитатели небоскребов начинают срываться, а жители низов нападают друг на друга, неизбежен в такой атмосфере.

 

Придуманная Грейвалом концепция «Смертельного расчета» - напичканной оружием машины, созданной Райли - привлекла внимание Ромеро. «Джорджу понравилась идея, что эта штука будет сделана из старых частей поездов и автомобилей, - говорит дизайнер. – Сзади она похожа на мусоровоз, спереди – на локомотив, а в центре – на переделанную машину».

 

Окончательная версия, которая и появилась на экране, была сделана из мощной фуры, полностью переконструированной. Интерьер машины представляет собой смесь старых и новых технологий – труб, оборудования, использованных индустриальных элементов, весомых и тяжелых. Машина имеет 22 метра в длину и два с половиной метра в ширину. Несмотря на это, она прекрасно приспособлена для езды по автострадам. Кроме того, Грейвал хотел, индустриальный внешний вид машины соответствовал звукам, которые она издает. «Моторы дрожат и шумят, как цепь внутри машины», - объясняет он.

 

Грейвал также учитывал традиционную особенность Ромеро придавать своим фильмам социальную подоплеку. «Джордж делал это с самого начала, и мы возродили все эти элементы: вывески на магазинах, кучи листьев и т.п.», - говорит Грейвал.

 

Мирослав и Грейвал выработали особую концепцию освещения. «В обычном фильме свет является большой частью дизайна. В настоящем фильме оно играет еще большую роль. В мире, где электричества мало, нельзя осветить все так, как вы бы сделали это в типичном фильме. Мне хотелось, чтобы было как можно больше света в пределах досягаемости камеры. У Миро были те же идеи по поводу освещения, так что мы работали командой. Кроме этого, это как раз стиль Джорджа. Мы хотели дать тот кадр, к которому привыкли его фанаты», - говорит Грейвал.

 

Финальная сцена с молниями придает внешнему миру тот синеватый оттенок, который усиливает впечатление смерти и разложения. Сцены внутри «Смертельного расчета», по контрасту, выдержаны в более теплых тонах – тонах жизни и надежды.

 

Художник по костюмам Алекс Каванаг обсудила с Базаком и Грейвалом концепцию фильма и принялась воплощать свои идеи в жизнь. «Зомби некоторое время были мертвы, и это должно быть видно по их одежде, - объясняет Каванаг. – Она выцвела и побледнела. Мы высветлили все, что носят зомби – например, синие вещи были покрашены оранжевым, серым и коричневым для более убедительного вида».

 

В одежде жителей гетто акцент был сделан на текстуре и многослойности. Это уличные колоритные персонажи – игроки и жулики – и было решено, что их костюмы будут передавать ощущение рынка. «Цвета, модели, текстуры, слои одежды – многие из этих людей очень бедны, так что их наряды изношены и подвергались частому ремонту», - продолжает Каванаг. А торговцы, те, кто выходит за пределы гетто за припасами, то есть Райли и его команда –самые «крутые» из горожан, которые должны выделяться. Каванаг одела их в кожу, снабдила спортивным инвентарем и другими атрибутами самозащиты от укусов зомби и предположительных инфекций.

 

Ардженто одобрила внимание Каванаг к деталям. «Мне нравится то, что Алекс сделала с персонажами. Это минимализм, но очень убедительный минимализм, особенно в сценах на арене. Это шоу фриков, полное странных людей, но Алекс смогла все это оживить».

           

* * *

«Земля мертвых» - это попытка компромисса автора сценария и режиссера, чьей целью было удовлетворить суровых энтузиастов жанра, а с другой стороны – представить вселенную зомби новым зрителям. «Мы пытаемся помочь Джорджу быть лучшим в жанре, который он же создал. Он мастер того, что он делает. Его страсть к этому жанру невероятна, и это все потому, что Джордж придумал способ создать мир, полный ужаса и азарта», - объясняет Кантон.

 

Грюнвальд с ним согласен: «Зомби всегда были моими любимыми киномонстрами, потому что они не экзотичны. Они как наши соседи. Они как мы. Франкенштейн – творение науки, Дракула – творение мифа и легенды. Зомби – просто нормальные люди. И в этом источник страха, который они вызывают».

 

«Мы живем в жестоком обществе, - добавляет Голдманн. – И оно всегда было частью фильмов Джорджа. Но мы боимся зомби не потому, что они жестоки, а потому, что они безжалостны. Они воскрешают в нашей памяти все те детские кошмары, когда мы пытаемся убежать от чего-то, что преследует нас и никогда не останавливается».

 

«Мои фильмы – не традиционные фильмы ужасов, - подытоживает Ромеро. – Я думаю о них как об историях обычных человеческих жизней. Ранние фильмы ужасов, будучи очень красивыми, были о кризисе, который может разрушить мир, о необходимости и способах установления порядка. Истинный ужас в моих фильмах – в том, что порядок уже не может быть восстановлен».



Рецензии

27.11.2016 Фантастические твари и где они обитают: магия для взрослых

Когда вы в последний раз думали о волшебстве? Когда замечали чудеса вокруг себя? На большие экраны вышла новая история о волшебном мире Дж...

21.11.2016 Прибытие. Будущее в прошлом

На Землю прибыло 12 инопланетных кораблей в разные точки мира. Военные привлекают лучшего лингвиста, чтобы установить контакт с пришельцам...

02.11.2016 «Расплата». Одинокий аудитор

Тема аутизма в большом кино — далеко не редкость. Перед нами возникают великолепные мелодраматические фильмы («Человек дождя», «Я-Сэм»), ...